Меню
Бесплатная консультация
ON LINE

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Сообщение

Нажимая кнопку отправить Вы даете согласие на обработку персональных данных

После развода: делим машину и дом

Все, что нажито в браке, по умолчанию считается общим имуществом. И распоряжаются им супруги с общего согласия. Если один из них продал или подарил что-то без согласия второго и не в интересах семьи – «обиженный» супруг может требовать компенсацию. Чтобы суд принял решение в пользу последнего, нужно доказать, что, опять-таки:

  • согласия второго супруга не было;
  • имущество продали, подарили, израсходовали и т.п. не в интересах семьи.
Что и что доказывает в делах о разделе имущества
Если имущество движимое (деньги, автомобиль), то изначально считается, что второй супруг сделку одобрил. Следовательно, именно он, если требует компенсацию, должен доказать, что деньги или автомобиль ушли «мимо семейной кассы».

Чтобы продать или как-то еще распорядиться общей недвижимостью, обычно нужно нотариально оформленное согласие второго супруга (ч. 3 ст. 35 Семейного кодекса). Если его нет, по умолчанию предполагается, что другой супруг не одобрял сделку. А значит, тот, кто продал недвижимость (подарил и т.п.), обязан доказать в суде, что второй был согласен.

Развод и автомобиль

Примером дела, где было продано движимое имущество, может служить спор супругов Брюкиных*, которые развелись через два года, но успели обзавестись автомобилем Volkswagen Golf. Точнее, его в браке купил Владимир Брюкин*, а затем продал за 280 000 руб. И когда дело дошло до развода и раздела имущества в суде, Анна Брюкина* заявила, что муж распорядился автомобилем без ее согласия, и потребовала половину этой суммы. Две инстанции удовлетворили иск, ведь бывший супруг не доказал, что жена была согласна на продажу, а вырученные деньги пошли на нужды семьи. С этим не согласился Верховный суд, который отправил спор на новое рассмотрение. В определении № 18-КГ18-235 говорится, что активно участвовать в процессе должна была Брюкина, а не ее муж. Она заявила в иске, что была не согласна и деньги ушли не на нужды семьи – она и должна это доказывать, указал Верховный суд.

Если муж получил деньги в браке – то предполагается, что они потрачены на семью, и жена должна это опровергать. Но если она докажет, что фактически семьи не было (например, несмотря на брак, они жили раздельно) – тогда бремя доказывания переходит на супруга. Тут уж ему надо доказать, что он отдал ей половину денег, погасил общий долг и т.п.

Развод и дом

В июне 2017 года Валерий и Яна Петриковы* развелись после 11 лет брака. Тогда же бывший муж узнал, что год назад Петрикова, на которую был записан общий дом площадью более 300 кв. м, передала половину их несовершеннолетнему сыну. Таким образом, по соглашению об определении долей, доля самой Петриковой уменьшилась до 1/2. Экс-супруг решил оспорить это соглашение в суде, потому что не одобрял его. Первая инстанция с этим согласилась и признала сделку недействительной. Краснодарский краевой суд, наоборот, принял решение в пользу Петриковой. Апелляция напомнила, что п. 2 ст. 253 Гражданского кодекса устанавливает презумпцию согласия супруга, когда второй распоряжается имуществом. Поэтому именно Петриков должен ее опровергнуть: доказать, что он не был согласен отдавать половину дома ребенку. Кроме того, соглашение об определении долей не требует нотариального заверения, добавила апелляция. Ее ошибку исправил Верховный суд. Соглашение распределяет доли на дом, а права на него обязательно регистрировать в реестре недвижимости. Значит, указал ВС, применяется п. 3 ст. 35 СК о том, что нужно нотариально удостоверенное согласие супруга. В материалах дела его нет. Это говорит о том, что активно защищаться должен не Петриков, а его бывшая жена, говорится в определении № 18-КГ18-184.

В сложном положении может оказаться покупатель недвижимости, если продавец заверил его, что холост, а потом оказалось, что в браке. «Из ниоткуда» появляется супруга (или супруг) и оспаривает сделку как совершенную без его согласия. Верховный суд в 2016 году принял решение в пользу такой жены, потому что не нашел доказательств, что она знала или должна была знать о продаже дома (№ 18-КГ16-97). При этом ВС отменил решение апелляции, которая заняла сторону покупателя, указав на его добросовестность.

полный текст статьи на сайте https://pravo.ru/story/208361/?desc_tv_2=

Получите первичную бесплатную консультацию online

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Сообщение

Нажимая кнопку отправить Вы даете согласие на обработку персональных данных